«Modus operandi» (Рецензия)

 

Руставели — «Modus operandi»


AJhMGtTKNDY

 

Дано: 1. Музыкант, приплюсованный хулителями к андердогам сезона; 2. Музыкант, над которым адепты упорно хотят видеть лишь  нимб; 3. Речь об одном и том же музыканте; 4. Ни первым, ни вторым что-то доказывать музыкант не намерен.


Вопрос: На чьей вы стороне?


В такой ситуации оказывается тот, кто столкнётся с релизом Руставели в эту и без того богатую на музыкальные премьеры осень.


Мотив критиков прозрачен: не догадаться, о чем будет говорить один из самых ортодоксальных представителей жанра в 2015-м —  почти фантастично. А вот доводы продвиженцев  бренда “Многоточие” в описании конкурентных преимуществ “Modus operandi” не убедительны. И никуда не исчезает желание внятного ответа на вопрос: почему респектабельный шлейф, тянущийся со времен альбома “Жизнь и свобода”, ― не хвост собачий?

“Это будет самый “грузовый” и мрачный альбом в моём творчестве, так что уж – не обессудьте, какое время такие и песни”, — так Руставели охарактеризовал сольник ещё в июле.

Ремарка: прошлый лонгплей датирован 2012-м, а в 2014 году он был голосом “Под асфальтовым небом”— альбома, вышедшего под эгидой “МНОГОТОЧИЕ BAND”.

Вспомнили, когда в последний раз разбирались с его работой? Вот и я не помню.

Пластинку с названием на латыни начинает “Лодка” — трек, снимающий с повестки дня предположения слюнтяйства и смены парадигмы. Видно, что Руставели не обмяк в деромантизации среды обитания (“Когда брат брату – Иуда”, “И оба на*уй идите”), при нем все тот же  стандартный набор конспиролога (“Марионетки системы”) и транспарант оппозиционера (“И тут не надо молчать, даже если ты под караулом”). Но, стартовать со строк “Они делают все, чтобы ты промолчал” на семнадцатом году творчества кажется довольно-таки странным ходом, особенно для трека по формату больше репрезентативного. Поясню: среди версий сотен сонграйтеров, обыгрывающих тему  “плавательных средств, фарватеров, капитанов”, вариант от Руставели не потянет серьезных сравнений, хотя бы в масштабах.

Второй звучит композиция “Когда деревья были большими”. На контрасте. Без сжатых кулаков. Лучшая ли это интерпретация произведения французского писателя-летчика? Ответьте сами. Ничего комплиментарного сказать не могу.

Слушая друг за другом “Паноктикум” и “Мумию” складывается впечатление, что складывают впечатления — Берджесс, Оруэлл и Кизи, бесцеремонно затэговавшие парадную фразой “Нет волшебства, и не будет”.

Стих “Познавая себя” пытается скрыть картину. Тщетно. И поэты на ум не приходят.

“Прямо в небеса” —  песня, о которой стоит сказать чуть больше. Причина: в ней поучаствовал колоритный персонаж. По опыту: в кругах людей, обсуждающих рок как таковой, его имя произносится не редко, и в книге “Песни в пустоту. Потерянное поколение русского рока в 90-х” Никонов очутился не зря. Присматриваясь к дуэту, нельзя не заметить, как и о чем декламирует фронтмен “Последних Танков в Париже”. С одной стороны­­­­ – ­­свойственная манера исполнения и экспрессия, а с другой – партия, подобранная к “Многоточию”. Парадокс в том, что на фоне Лехи Рустам смотрится и слышится прагматично, неестественно. Прикидывая их суммарный бэкграунд, сложно определить, в чем прокол. Наречь коллаборацию удавшейся не выходит. Ассоциации: совместка Руста с Тэмом (вокалист “Lumen”), а  у Никонова фит с группой “Южный Пакистан”.

В “Следи за собой” рэпер из Кузьминок добрался и до лент новостей. Та же “пограничность” и патетика в “Шо це таке?”. Без трепета напрашивается рефрен ведущего воскресной телепрограммы. Перебить въедливое “впрочем, ничего нового” не удается и вариации на тему терний мегаполиса (“День за днем”), и стиху “Время съедает”.

Песня “Ушедшая” отличается от услышанного до. Расставание, струны, семантика. Но не хит.

Где тот мрачный, хардкорный, антисистемный шлягер, который будет тащить весь альбом?

И что же все-таки подразумевалось под июльским эпитетом “грузовый”? Количество гостевых куплетов? Вероятно. Воткнуть в “Modus operandi” и квнщика Яра, и  подпольщика Сирджея, и украинских коллег для демонстрации дружбы народов, вслед эксперимента с панком, и рэп-дебюта менеджера… — Поэтому такие штуки,  как “В эту минуту”, “Призраками”, “В никуда”, “Ни порти вкус”, “Любить Родину” переносятся с явным трудом.

Руслан Муннибаев когда-то писал: “О гражданской и личной позициях Руставели я бы не сказал и одного дурного слова, хотя бы за то, что она, эта позиция, есть и тверда. В наше время мягкотелых, равнодушных и на все согласных это стоит многого”. Тонко подмечено. Но размышляя над данной пластинкой, почему-то натыкаешься и на марктвеновский афоризм с правдой и полотенцем.

“Modus operandi” завершает “Музыка” — укутанная в ностальгию и магнитные ленты песня, которую вы могли уже послушать на живых выступлениях Руставели.


Что в итоге?

Круг замкнулся. Пришли туда, откуда начали. А творческим прорывом сольник вряд ли получится назвать.


Кому слушать?

— Тем, кто заскучал по протестной составляющей жанра.

— Тем, у кого нет завышенных ожиданий, т.е. требования от большого артиста большой игры.


С кем сравнивать?

По концепту, звуку: Бранимир, Влади, МС 1.8, Луперкаль.


Авторство: Ринат Тукумбетов

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.