«Евангелие для рэп-поколения». Отзыв.

Найдя в сети статью с названием «Евангелия для рэп-поколения» (http://aquaviva.ru/journal/?jid=986) я обрадовался. То, что Церковь наша обратила свой взгляд на такой наш крупный национальный феномен – это, конечно же, очень хорошо. В современном мире, где царствуют хипповско-бюргерские ценности, оставить без внимания русский рэп с его настоящим религиозным голодом было бы большим историческим грехом для Церкви. Русский рэп есть феномен русской культуры, он укоренен в русской культуре, и потому это феномен религиозный, он бессознательно проистекает из религиозных тем и сознательно же приходит в своем развитии к острой и бескомпромиссной постановке этих проблем. В русском рэпе просыпается сознание первохристиан, которые чувствуют себя в опале, осажденные всем миром и князем мира сего. Русский рэп есть поэзия последнего обличения, главный вопрос русского рэпа – традиционный вопрос русской философии, т.е. вопрос историософский, который со всей своей религиозной предельной остротой предстает как вопрос об антихристе. В современности мы не найдем более острой и непримиримой реакции на действительность, чем как она есть в русском рэпе. Конечно, такая позиция русского рэпа к современному миру должна абсолютно совпадать с позицией Церкви. Т.е. речь должна идти именно о солидарности, о союзничестве между русским рэпом и русской Церковью. Однако ж что пишет автор статьи? Он пишет, приводя сперва краткую историческую справку: «Христианская Церковь в своей истории часто занималась «воцерковлением» того ценного, что встречалось на ее пути. Античная философия, риторика, римское право — все это со временем стало частью Священного предания Православной Церкви». Действительно, христианство интегрировалось в другие культуры и усваивало и обогащало достижения этих культур. Можно ли сказать это об античной философии? Конечно, нет. Философия христианская в корне противоположна античной философии (отсылаю здесь к книге Льва Шестова «Афины и Иерусалим»). Скорее, наоборот, это античная философия обогатила христианство терминологией (при помощи христианина Оригена, который перевел христианские философемы на язык античной философии), отдельными философемами, философскими сюжетами и в целом философским духом (дух Платона, например, силен у нас в православии, у католиков, конечно, сильнее Аристотель). Что до области права, то здесь я не специалист, однако этические христианские нормы и императивы, насколько видно из истории, никогда не побеждали ни в праве, ни в политике (двух очень связанных областях). Однако ж эти исторические неточности не так важны, важнее то, что автор пишет далее. А далее он пишет вот что: «Возможно, следующим рубежом культурной экспансии Церкви окажется рэп-музыка. Может быть, в контексте православной миссии следует поощрять создание «православных рэп-коллективов»? Православное рэп-движение могло бы доносить до молодежи христианские идеи и при этом было бы лишено негативных свойств гангста-рэпа (gangsta-rap — разновидность рэп-музыки, тексты в котором посвящены жизни криминального мира)». – Нет, такая позиция никак не может быть позицией Церкви по отношению к русскому рэпу. Это может быть позицией мессионера-стратега, далекого от культуры и почти офанатевшего от желания отмессионерить как можно большее количество встретившихся ему людей. Вместо того чтобы попытаться обогатить Церковь новым, такой стратег желает поскорее это новое задавить и сделать из этого инструмент, только лишь проводник своей правды (которая, несомненно всегда есть у такого стратега, но только ограниченная). Нет, русский рэп не должен быть православным, «православный рэп», рэп, ангажированный проповедью, становится тут же неинтересным (и автор это вполне кажется понимает: «ошибочное убеждение, что низкое художественное качество продукта целиком компенсируется высотой целей», «слушать гангста-рэп Басты мне нравится больше, чем те, в которых каждая строка призывает к молитве и покаянию»). Рэп бьет в колокол, бьет тревогу, потому что он чувствует опасность, а потому не нужно его воцерковлять, тем более что многие рэп-исполнители и так являются вполне себе воцерковленными христианами (Андрей Бледный протестант, Артем Саграда – православный, и никто этого не скрывает). Автор совершает грубую непростительную ошибку, вместо того чтобы попытаться понять этих людей, он хочет скорее привести их к своему пониманию христианства. Однако понимание это, как мы видим, далеко не универсально, увы. Скажем попутно и о том, что точно так же весьма поверхностно и представлене автора о т.н. русском рэпе (путает имена, пропускает очень важных представителей, которые не столь известны, как Гуф и Баста-Ноггано, но выражают при этом более глубинные тенденции русского рэпа). И все же само обращение к русскому рэпу у представителя Церкви приветствуется, конечно же, пусть даже автор констатирует давно уже понятные вещи, такие как: «Мнение о рэп-музыке как об антирелигиозной или равнодушной к вопросам веры совершенно ошибочно». Главное – то, что Церковь уже обратила взгляд на русский рэп как на особый национальный феномен. При этом очевидно, что без философа и без философского осмысления здесь как всегда не обойтись. Ни России, ни Церкви. От России требуется просто быть Россией, а от Церкви, как верно подмечает к концу своей статьи автор (противореча первой своей установке) — «Все, что требуется от Церкви, это быть рядом и понимать»

 

Автор текста: Андрей Коробов-Латынцев

Автор обложки: Александр Олейников

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.