«Русский рэп в рамках тенденций современного мира»

1

«Русский рэп в рамках тенденций современного мира»

 «Сегодняшний человек спасается бегством от мышления», это — отрывок из статьи «Отрешенность»[1] Мартина Хайдеггера, и нашу статью мы начнем именно с этих слов, ведь речь сейчас пойдет о тенденциях мира сегодняшнего, о религиозно-философском и мыслительном упадке и о его влиянии на русскоязычный музыкальный контекст и не только.

Для начала попробуем подступиться к одной из самых главных проблем современного социума — к проблеме утраты духовного не материального мышления взамен на приобретение скупого машинного расчета, — здесь вновь отсылаемся к Хайдеггеру. Вычисляющее мышление, как ментальный фактор, заключается не только в постепенной утрате духовных признаков, оно способно поработить человека настолько, что в дальнейшем возможен риск угрозы возникновения целых поколений людей-машин.
На эту тему можно говорить помногу и долго, на эту тему говорят много и давно, эта тема способна сейчас перевести нашу статью в то русло, в которое не хотелось бы. Сейчас нам гораздо важнее понять и разобраться в том, что же происходит вокруг нас и с нами самими.
А с пониманием этого мы постепенно сумеем прийти к такому выводу, что мир вокруг и происходящие в нем события изменяются с настолько головокружительной скоростью, что на фоне шума техногенного хаоса человек вовсе перестает слышать голос своего Божественного начала: «Мы глохнем, потому что мир громче становится», — слова рэпера Басты, произнесенные в одной из бесед с Влади из Касты[2]. Мир становится громче и диктует свои правила, тем самым заставляя самого оратора изъясняться все выразительнее и активнее оттачивать мастерство своего искусства.

Этих ораторов принято сейчас именовать рэперами, они-то в свою очередь и формируют современную русскую самобытную музыку. И рэп как культурно-социальный феномен — это огромная площадка, на которой возможно творить в невероятно широком смысловом спектре. Примеров тому найдется достаточно, начиная с философских размышлений и интегральных поисков различных психологических подходов, заканчивая перебиранием историй из жизни и прочими нарративами.
Не стоит на месте и техническая составляющая, в частности подача текста и ее инструментальное сопровождение, попробуйте включить современный рэп и рэп, скажем, 2010 года, ностальгию гарантируем. А что касается стилевых направлений, то здесь происходит настоящая революция, настолько масштабной корреляции музыкальных направлений раньше не происходило.
Рэперы играют рок, который запрещают на рок-радио, ссылаясь на «тяжелость» песни[3], делают совместные треки с ветеранами русского рока[4], дают 16-тысячные концерты в «Олимпийском»[5], записывают альбомы с современными отечественными писателями, деятелями культуры и не только[6], выступают под аккомпанемент живых ансамблей[7], наконец! Теперь вы понимаете, насколько серьезным стал подход к музыке за какой-то десяток лет? Насколько огромен рывок, проделанный музыкантами. Мир давит еще жестче, но рэперы не пасуют перед ним и работают еще упорнее, при этом все больше уходя в глубокую русскую самобытность, наследуя ее черты и опыт: «Поэты крутят мир словами как умеют, сидят на веслах, ведь моторы давно заржавели» (Младший Сын Неба — Поэты и мир). Зарождается культурно-социальный феномен, которому уже тесно в шаблонах заимствованной оболочки, он пытается примерять на себя различные обличия, но находится в бесконечном поиске и как надолго этот поиск затянется неизвестно, возможно, ему вообще претит любой навязанный облик, подобно песочному человеку Рэя Брэдбери[8].

Так о чем же говорит и призван говорить современный русский рэп? Наиболее важна именно его социальная и религиозно-философская составляющая, так как данный вектор является ведущим в направлении, в котором совершаются подступы к духовному осмыслению реальности. Именно представители этого направления являются софистами в самобытности рэпа, тех его качеств, которые не позволяют оторваться от своих корней.
«Осмысляя то, что нам подсказывает это торжество, мы увидим: нашему веку грозит утрата корней», — пишет в «Отрешенности» Хайдеггер, — торжество прогресса лишает нас связи с накопленным духовным опытом. Это происходит по причине нашей слабости к техногенным уловкам, дающим мнимую свободу от трудностей, меняющим мышление на расчет. И здесь рэп встает на защиту «живого» и самобытного, помогает своему слушателю посредством веры, литературы и философии.

Андрей Коробов-Латынцев в своей статье «Ни слова о рэпе»[9] выразил одну интересную мысль: «Мы должны не искать в рэпе «философских» ответов или философских вопросов, но мы должны на сам рэп посмотреть как на философский вопрос. С другой стороны, ежели философия пристально всматривается во что-либо, то, значит, она в этом видит себя саму…» — значит, что и вовсе нет в рэпе никакой философии? Нет, все-таки есть, но, возможно, не как инструмент к осмыслению, а зачастую как взгляд на окружающую действительность. Несомненно, философия используется как инструмент, но владеющих навыком обращения с ним единицы. И без опоры на русскую литературу данный навык бесполезен и не подпитан никаким опытом. Здесь возникает тесная связь между литературоцентричностью и философией в рэпе, более того, они неразрывно связаны между собой. Эти две составляющие существуют под призмой веры в Бога, и при их сложении образуется некий ключ, с помощью которого открываются различные подходы к метафизике бытия. Именно в этот момент дается возможность задать вечно тревожащие наши души вопросы и попробовать отыскать ответы на них. Но это невозможно проделать без саморефлексии, значит, ответы уже заложены в нас самих? Именно там они и кроются, но чтобы их найти, потребуется проделать огромный мыслительный путь извне. А может статься и так, что смысл этих вопросов скрыт именно в бесконечном поиске ответов на них, как кроется идея «русской идеи»[10] в ее поиске.
Русская литература является основой, почвой, в которой произрастают корни, подпитывающие дерево. Пока это дерево очень молодо, но благодаря мощнейшей подпитке оно имеет огромный потенциал к росту. Но рэпу ни в коем случае нельзя забывать, что без любви к русской ментальности невозможно взрастить плодов, точно так же, как и невозможно сделать это без веры — «Эти корни глубоко-глубоко, и уже преданий всех не упомнить, но я знаю, высоко-высоко ждет меня много лет тихий дом мой» (D-Man 55 — Корни).
Таким образом, смысловые тропы, литературная философия и вера вкупе выстраивают самобытный образ, позволяющий противостоять вычисляющему мышлению.

И в рэпе нашлось место для конфронтации двух мышлений, вот здесь то и начинает проявляться влияние тенденций современного мира, о которых шла речь в начале. Но борьба происходит незримо, так как рэп «живой» не пытается дискредитировать рэп «вычисляющий», хотя и может его порицать. С другой стороны, случаи нападков на религиозно-философский рэп отмечены были не раз, но ответы на эти нападки, как правило, редки: «Пора влезть ногой в этот грязный муравейник читак, умножающих слово ради денег» (РИЧ — Пора валить). Рэп «вычисляющий» нацелен в большей степени только на материальную выгоду, зачастую не неся в себе ничего положительного. Для заработка средств на бесталанном, но востребованном у молодежи продукте, создаются, например, различные баттл-проекты. Открытая и скрытая пропаганда разгульного и развязного образа жизни, навязывание вредных пристрастий под лозунгом свободы нравов привлекает к себе неокрепшие умы. Музыка в данном сегменте давно перешла из искусства в раздел бизнеса и маркетинга.
«Говорить как есть нужна смелость, а не талант» (Баста — Как есть), — строчка из куплета поясняет, что за правду можно дорого расплатиться, поэтому и сторонники правды обычно всегда в меньшинстве, поэтому и рэп духовный часто вытесняется «вычисляющей» музыкой, ведь в ней правду боязливо обходят стороной в погоне за модой, приносящей соответствующий доход.

Хайдеггер в интервью 1966 года для журнала «Шпигель»[11] говорил: «Только Бог еще может нас спасти. Нам остается единственная возможность: в мышлении и поэзии подготовить готовность к явлению Бога или же к отсутствию Бога и гибели; к тому, чтобы перед лицом отсутствующего Бога мы погибли», — и здесь сразу же хочется привести еще одну цитату А. Коробова-Латынцева: «Андеграунд… На русский язык это слово переводится как подземка, подполье. Самое главное в русской культуре всегда было в подполье, в глубине. Русский рэп — наследник главной русской религиозно-философской интуиции, он исходит из глубины русского сознания, постепенно наполняя заимствованную форму своим самобытным содержанием»[12], а по-завершению сделать такой вывод: Если русский рэп стал преемником русской литературы, то с помощью его языка, его самобытной поэзии появляется возможность сохранить и продолжить каноны религиозно-философского мышления.
Рэп, несущий в себе метафизику русского бытия, как голос поколения, живущего среди устроенного по законам энтропии, разрозненного и запутавшегося в бельфегоровых сетях мира, пытается образумить и вернуть нас к родным корням.

«Вы забоитесь нас, но мы заговорим первыми,
Своим появленьем обрывая ваши вопли.
Это те, кто остались, пройдя через жерло,
Всегда живой голос края забытых и проклятых»
(Грот — Влюбись).

Ссылки и примечания:
[1] http://www.lib.ru/HEIDEGGER/gelassen.txt
[2] http://www.gazeta.ru/culture/video/2015/04/02/basta_i_vladi_mir_stanovitsya_gromche.shtml
[3] http://vk.com/official_group_2517?w=wall-1212665_123864
[4] Речь идет о группе 25/17 и ее совместных треках с Вячеславом Бутусовым, Константином Кинчевым и Дмитрием Ревякиным.
[5] Концерт рэпера Баста в «Олимпийском» в 2015 году собрал около 16 тысяч слушателей.
[6] Рэпер РИЧ записал совместный альбом с Захаром Прилепиным и совместный трек с Иваном Охлобыстиным.
[7] Группа Каста одна из первых начала выступать с живыми ансамблями на сцене.
[8] У Рэя Бредбери есть рассказ «Нечто необозначенное», иногда называемый и «Песочный человек».
[9] http://rapsodos.ml/statii/%D0%BD%D0%B8-%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%BE-%D1%80%D1%8D%D0%BF%D0%B5/
[10] Понятие «русская идея» взято из одноименной песни группы Лёд 9 и обсуждается в беседе А. Коробова-Латынцева с этой группой http://www.youtube.com/watch?v=EQVsG74yHUM
[11] http://www.heidegger.ru/shpigel.php
[12] Статья «Религиозность русского рэпа: феномен или продолжение традиций классической литературы?» http://ku48.ru/article/110

Автор текста: Александр Олейников
http://al-bandera.livejournal.com/6694.html

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.