Франц Хаски

Наш брат и товарищ РИЧ рецензирует хаскианский альбом.

PS: На наш взгляд, это очень хорошо, что рэперы взялись не только слушать друг друга, но и осмыслять то, что говорят их коллеги, да еще и в формате рецензий. Теперь ждем, что Баста или Влади напишут рецензию на Лёд 9 или Луперкаля
_____________________________________________________________________

Франц Хаски

Не так давно вышел новый альбом Хаски «Автопортреты» — талантливый, тяжелый, грязный.
Безусловно, анализировать или пересказывать музыку — занятие глупое, но, во-первых, в данном случае это всё-таки рэп-музыка, а во-вторых, это не будет анализом — мы просто немного пройдемся по альбому вместе с Ф. Кафкой, чьи произведения, пронизанные абсурдом и страхом перед внешним миром и высшим авторитетом, способны пробуждать в читателе соответствующие тревожные чувства. Собственно, как и альбом Хаски.
«Форма не есть выражение содержания, а лишь приманка, ворота и путь к содержанию. Возымеет оно действие — тогда откроется скрытый задний план.»
Начнем с того, что все шесть историй, рассказанные в «Автопортретах» оказывают должный эффект, потому что Хаски прекрасно владеет русским языком, имеет большой словарный запас и умело рифмует под правильные биты. Некоторым этого будет достаточно..
«Некровавых сказок не бывает. Всякая сказка исходит из глубин крови и страха. Это роднит все сказки. Внешняя оболочка различна. В северных сказках не так много пышной фауны фантазии, как в сказках африканских негров, но зерно, глубина тоски одинаковы».
Если внимательно прослушать первый трек «Дурачок», откроется весьма страшная история (этакая смесь Триера и Балабанова), впрочем, если не хватит сноровки понять сюжетную линию, общий философский смысл всё равно будет ясен — «Что есть творчество? это когда десять дурачков следят за тем, как один корчится» — заканчивает трек Хаски.
«Творчество для художника — страдание, посредством которого он освобождает себя для нового страдания. Он не исполин, а только пестрая птица, запертая в клетке собственного существования» — заканчивает мысль Кафка.
Следующая песня «Тараканий бог» ещё больше отражает бессмысленность и беспощадность бытия. Философский посыл опять сопровождается кровожадными историями, которые довольно сложно воспроизвести с первого раза, но это опять же не мешает понять основную мысль —
«Возможно, моя бессонница лишь своего рода страх перед визитером, которому я задолжал свою жизнь».
Ненависть ко всему человеческому достигает апофеоза в третьем треке «Господин собака», но ненависть не слепая, а скорее брезгливая. Вопросительное отвращение перед человеком, в данном случае показано глазами собаки.
«В большинстве своём люди вовсе не злы. Люди поступают плохо и навлекают на себя вину потому, что говорят и действуют, не представляя себе последствий своих слов и поступков. Они лунатики, а не злодеи.»
Далее следует трек «Крот», в котором рэпер продолжает «исследование ужаса» уже в себе. Наличие необычных образов впечатляет. Где-то в соседней комнате (куда также долетает музыка из динамиков) сидит и курит Д. Хармс.
«Моя тюремная камера — моя крепость».
Неожиданный припев смешон настолько же, насколько гениален.
«На самом деле поэт гораздо мельче и слабее среднего человека. Потому он гораздо острее и сильнее других ощущает тяжесть земного бытия. Для него самого его пение — лишь вопль».
Песня «Отопление» появляется как нельзя вовремя, когда надежда на что-то тёплое и приятное почти оставляет слушателя. И если вы успели возненавидеть автора за всю его экзистенциальную кашу, то «Отопление» является тем самым кусочком масла.
«Я не знаю, как будет, и я не знаю, как быть
Слепые руки обстоятельств нас задушат как котят,
давай скрутим в газету наш неустроенный быт,
Чтобы ты скурила, улыбаясь, как привыкла» — мелодичный припев подкупает так, как ни одна сложносочинённая рифма до этого.
Слепые руки, обстоятельств, постоянно давят главного героя, подкрепляя святую ненависть главного героя к этому миру.
«Мы были созданы, чтобы жить в раю, рай был предназначен для того, чтобы служить нам. Наше назначение было изменено; что это случилось и с назначением рая, не говорится…»
Аскетизм, неуверенность в себе, болезненное восприятие окружающего мира — все эти качества писателя хорошо задокументированы в его письмах и дневниках, спустя 110 лет Хаски решил задокументировать свои.
Если кто-то понял, о чем речь – хорошо, нет – не страшно, ведь автор в первую очередь пытался построить диалог с Богом, ну или как минимум поговорил с собой.

«Автопортреты» — Хаски // сбчь жзнь

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.