«Главные слова» с Ильёй Кузнецовым aka МС 1.8 / DJ Navvy / Кузмитчъ

Мы продолжаем серию бесед с отечественными рэперами под названием «Главные слова». Великий философ XX века Жиль Делёз незадолго до смерти дал интервью под названием «Алфавит Жиля Делёза». Суть интервью заключалась в том, что интервьюер (ученица Делёза) называла слова в алфавитном порядке, а философ разъяснял их. Нечто подобное мы решили сделать с русскими рэперами. Эта серия интервью, с одной стороны, даст возможность лучше узнать того или иного рэпера, а с другой — позволит составить себе совокупное представление о том, что мы зовем русским рэпом. Ведь если мы принимаем факт, что русский рэп есть феномен нашей современной культуры, с которым нельзя не считаться, то нам просто необходимо такое интегральное представление о нём. Подступом к такому интегральному представлению о русском рэпе и является серия наших интервью. Ведёт беседы Андрей Коробов-Латынцев.

Илья Кузнецов MC 1.8

Пятая интервью-беседа нашей рубрики — с Ильей «МС 1.8» Кузнецовым.

МС 1.8, он же DJ Navvy, он же КузмитчЪ — фигура в русском рэпе легендарная, без преувеличений. Поэтому наше совокупное представление о русском рэпе никак не может сложиться без него. Собственно, излишне здесь говорить много слов об Илье, он сам сейчас скажет все главные слова…

Андрей Коробов-Латынцев: Илья, здравствуй! Принцип наших бесед прост, ты знаешь: я называю слово – ты мне в ответ свои мысли по поводу, или ассоциации, или историю или что угодно, ведь эта схема только лишь каркас для беседы. Но сперва, по традиции, вопрос: «како веруеши?»

Илья Кузнецов: Привет, Андрей. Не считаю себя человеком скромным, но и до легендарного мне весьма далеко. Спасибо на добром слове!

Я из тех людей, которые весьма охотно поддерживают разговоры о разнице духовных традиций и религиозных предписаний, черпают для себя что-то из чужих наблюдений и практик, но собственный опыт обсуждать не берутся. Из предыдущих бесед-интервью я понял, что дежурного вопроса о вере мне не обойти и решил, что это хорошая возможность ответить на него в первую очередь самому себе. Иногда очень полезно перевести свое внутреннее мироощущение в печатный текст на экране.

Не знаю с чего и начать. Коротко здесь точно не получится. Для начала, пожалуй, стоит прояснить кое-что о моих последних творческих исканиях. Есть мнение (особенно среди старых слушателей), что я оторванный от реальности «интегральный сектант» и потворник американских лженаук, призванных сделать из людей рабов в единой глобальной системе управления.

Андрей: Сектант, потворник и шпийон, работающий на мировое правительство! (смеется)

Илья Кузнецов MC 1.8

Илья: Это мне, конечно, же льстит. Размах есть. Но версия уж больно оптимистичная. Сегодня для того, чтобы управлять общественным мнением, нужно иметь контрольный пакет в СМИ и набор примитивных резонансных заголовков, а не группу в соцсети «В контакте» на 11 000 человек и интегральную теорию с ее многочисленными схемами, картами и практиками. Это слишком сложно и скучно, а главное, требует времени и усидчивости. В школе насиделись, спасибо. Поэтому всё, что непонятно, мы именуем «сектой», обычно даже не разбираясь в основных положениях.

Среднестатистический «православный» россиянин не читает Евангелие, не соблюдает постов и не имеет представления об истории христианства даже в собственной стране. И это считается нормой. Для этого большинства даже протестантизм является непонятной сектой, а фамилии христианских философов Ильина, Соловьева или Бердяева — просто фамилиями.

Андрей: Да, увы, это так, и это ужасно. Это не только тотальная духовная катастрофа, это ведь еще и культурная катастрофа — не знать тех людей, которые создали твою культуру…

Илья: Вроде есть внутренняя потребность в связи с Господом, но лень углубляться, искать что-то. В то же время мы активно используем достижения прогресса, с головой вовлечены в мирские заботы и в своих сердцах не то, что мира не храним, но и малейшего чувства благодарности Богу за то, что у нас есть. Неистово просим материальных благ и неохотно раскаиваемся в содеянном. Я — до сих пор не утративший любопытства, выпускник этой прослойки «не сектантов».

Вроде наковырялся какой-то ответ и приступить бы к так называемым «главным словам», но наречие «как» в предыдущем вопросе не дает мне покоя!..

«Как» мы вообще веруем?…

В двадцатом веке было предложено несколько различных моделей развития сознания (от пирамиды Маслоу до спиральной динамики), которые современный американский мыслитель Кен Уилбер объединил в своей интегральной теории, позднее поместив их на карту «AQAL»1. Дело в том, что человеческое сознание совершает своего рода «витки» по спирали развития, включая в себя все пройденные этапы. Эти структуры иногда называют уровнями или волнами, в зависимости от контекста. Есть масса оснований считать, что даже в младенческий период человек имеет собственное представление о Боге, соразмерное с его уровнем осознанности. Соответственно, на каждом из этих этапов мы имеем абсолютно разный взгляд на вопросы духовности и веры. Однако это не всё.

Большая карта AQAL

Еще существуют так называемые линии развития. Например, в интегральную модель хорошо впечатана теория множественного интеллекта (Говард Гарднер), согласно которой у всех нас есть предрасположенность к различным видам мыслительной деятельности. Кто-то лучше считает, кто-то рисует, а кто-то генерирует и развивает в голове целые системы. Добавим к умственной эмоциональную, сексуальную, моральную, духовную и др. линии развития (можно насчитать еще пару десятков), и мы получим еще больше данных для определения своего местоположения на карте. У нас может быть хорошо развита физическая и мистическая линии, но если у нас плохи дела с моралью, мы вряд ли сможем соблюдать заповеди, проявлять сострадание и проповедовать то самое христианство, о котором так много говорится в этой колонке. Но и это еще не всё…

Также стоит уделить особое внимание состояниям сознания. В разных состояниях сознания (грубом, тонком, причинном, недвойственном) мы имеем абсолютно разный духовный опыт, который мы интерпретируем соответственно текущему уровню собственного развития. Для наглядности можно найти в поисковике изображение решетки Уилбера — Комбса и посмотреть, как это выглядит. Я думаю, теперь легче представить, насколько разнообразным может быть это самое «как» в вопросе «како веруеши?».

Андрей: Чертовски разнообразным! Потому и задаю такой вопрос всегда…

Илья: С этого момента я могу ответить на поставленный вопрос во второй раз, но уже на более привычном для себя языке. Хочется надеяться, что я нахожусь где-то в районе оранжево-зеленых мировоззрений2, где собственная картина мира давно не является центральной, где нет места фанатичной борьбе с заблудшими еретиками и каждый имеет право на свою собственную связь с Богом и свободу выбирать тот путь, который он посчитает нужным. В такой парадигме у меня гораздо больше шансов искренне возлюбить ближнего, как самого себя. Но это далеко не предел. Дальше мне предстоит подружить пройденные уровни в стройную систему для более полного понимания природы Творца. Но это уже совсем другая история.

Решётка Уилбера — Комбса (Рис. 4-1 из книги «Интегральная духовность» Кена Уилбера)

Андрей: Что ж, надеюсь, наши читатели просмотрят данные тобой ссылки и задумаются над твоим ответом. Мне очень симпатично то, что ты столько места уделил свободе выбирать свой собственный путь к Богу и характер взаимоотношений с Ним. Ведь секта часто возникает не из сектантской идеи (которые, конечно, также имеют место в истории идей), а из узкой трактовки этой идеи и стремления сделать эту идею всеобщей. Когда, например, христианин или мусульманин не оставляет инаковерующему (например, буддисту) вообще ни одного шанса на какую-либо правоту, когда он абсолютно отрицает иной религиозный опыт, — вот с этого момента уже начинается сектантство, я думаю. Для этого есть и другое слово — неофитство. Человек с подлинным (с собственным, испытанным, прошедшим через горнило сомнений, как у Достоевского) мировоззренческим опытом всегда готов признать правоту и в чужом опыте. С другой стороны, такую позицию тоже нельзя постулировать как окончательную. Сошлюсь на того же Уилбера. Он говорит в одной своей лекции, что ежели мы решили следовать положению, что «каждый прав», то нам надобно понимать, что все не могут быть правы в равной степени, то есть так или иначе кто-то будет прав меньше. И при этом еще важно не забывать про свою собственную правду при рассмотрении правд чужих, насколько бы ни были эти чужие правды интересны!

Однако ж я все же конкретизирую вопрос, раз уж мы взялись за него так основательно! Ты очень понятно проговорил, что твоя картина мира открыта и что в ней нет места фанатизму и неофитству,  а также эгоистичному восприятию своей картины мира как центральной. Что эта картина мира готова к расширению и ей еще предстоит систематизация. И все же, ежели конкретизировать твою картину мира в пределах религиозно-философских систем, можно ли отнести твою картину мира (твой мировоззренческий опыт) к какому-то вероисповеданию, религиозной конфессии, или философскому учению? Или еще конкретнее: есть ли у тебя симпатии к какой-то конкретной религиозной конфессии или философии?

Илья: Да, конечно. Видимо, я посчитал, что в моем повествовании достаточно четко видна моя христианская принадлежность. Как и многие мои друзья, проходя рациональный уровень, я возомнил, что уже достаточно смыслю в жизни и что религия — это лишь способ управления людьми. Искал виноватых, как водится. Моя мифическая парадигма разрушилась, и я ступил на тропу ментального превосходства, когда стараешься найти рациональное объяснение явлениям и каждому встречному все популярно объяснить и навязать. Тщеславие в чистом виде. Очень некрасивый момент. Если вдруг какие-то вещи объяснить не получается, значит их не существует. «Гагарин в космос летал — Бога не видел». Но в том-то и суть, что Бог все это время видел его. И до, и после полета. Более того, Он сам смотрел на себя — глазами Юрия Алексеевича. И то, что он видел, было потрясающе. Это уже позднее, увлекаясь «интегралкой», я узнал, что в православии тоже существует своя мистическая традиция и что Христос, объясняя своим ученикам, как молиться, затрагивал и практику созерцания. Сегодня многие православные ищут пристанища в восточных традициях именно потому, что те предлагают непосредственный медитативный опыт в качестве центральной практики. «В сухих православных догмах» им слишком тесно. Однако, достаточно вбить в поиске слово «исихазм», и та самая мысль, будто «православию не присущ мистический опыт», оказывается обычной некомпетентностью в отношении своей родной традиции. Шишка от этих граблей долго напоминала о себе. Витиеватым путем я вернулся домой. Вот несколько, на мой взгляд, важных цитат о созерцании, которые встречаются в Писании:

«Стану молиться духом, стану молиться и умом» (1 Кор. 14:15).

«Молитесь во всякое время духом» (Еф. 6:18).

«Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который в тайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Матф. 6:6).

«Также и Дух подкрепляет нас в немощах наших; ибо мы не знаем, о чем молиться, как должно, но Сам Дух ходатайствует за нас воздыханиями неизреченными» (Рим. 8:26 – 27)

Надеюсь, что теперь всё максимально прозрачно, Андрей.

Илья Кузнецов MC 1.8

Андрей: Да. Про исихастов ты особенно хорошо сказал! Действительно, в исихазме скрыт невероятный духовный опыт, но нам он остается неизвестным, к сожалению.

Теперь мы переходим к нашим словам. Первое слово – Земля.

Илья: Планета божественного эксперимента. Поле испытаний, которое мы именуем домом.

Андрей: Я здесь не могу не проассоциировать твой ответ с одной песней Ассаи, которая так и называется — «Планета эксперимента»! Будет, кстати, очень интересно, ежели ты прокомментируешь эту песню или творчество Ассаи в целом,  ежели, конечно, тебе есть что об этом сказать…

И второе: именно божественного эксперимента? Ты не оставляешь в данном случае человеку право на эксперимент? Или, быть может, вариант какого-то совместного эксперимента, не божественного и не человеческого, но Богочеловеческого?.. Знаешь, мой учитель и по совместительству научный руководитель писал, что есть три варианта взаимоотношений Бога и человека. Первый и идеальный — это когда Бог смотрит на человека и человек на Бога. Второй: Бог смотрит на человека, но человек отвернулся от Бога. Третий: наоборот, Бог не видит человека, это богооставленность. И последний вариант — это когда Бог и человек смотрят в одном направлении, в какую-то одну точку, или в одну бездну, или — в Мир… Я это вспомнил потому, что в этом последнем варианте как раз есть возможность совместного эксперимента.

Илья: Ассаи — прекрасный исполнитель, которому удалось передать в своей музыке максимум возможной в нашем жанре глубины. «Планета эксперимента» — прекрасное тому подтверждение. Кто-то не раз говорил мне о его скверном характере и несоответствии тому образу, в котором он предстает перед слушателем, но в данном случае мы обсуждаем конкретный артефакт творчества. И он великолепен.

Второе. Ну, если выразить это в предложенной тобой терминологии, то богочеловеческий эксперимент я и подразумевал. Я не делаю различий, но если это уточнение имеет значение в формате этого интервью, то да. Я бы сказал, что Бог смотрит в бездну глазами человека, чтобы разглядеть самого себя. Чуть выше уже был пример с Юрием Гагариным. Не представляю, какого масштаба священный трепет можно ощутить, находясь в открытом космосе, один на один с Мирозданием.

Андрей: Второе слово – Закон.

Илья: Ну, здесь ответ будет весьма скучным.  На ум приходит сразу несколько значений. Закон естественный (природный или божественный, кому как удобнее) о взаимосвязи всего сущего. Следом, философский, продиктованный врожденной жаждой человека эти взаимосвязи выявить и осмыслить. Ну и юридический, как необходимый во всех смыслах инструмент самоограничения и установления общественных взаимоотношений.

Андрей: А как же нравственный закон внутри тебя?! (Улыбается.) Кант не простил бы тебе, что ты об этом законе не упомянул. Или ты отождествляешь этот закон с законом о взаимосвязи всего сущего?

Илья: Это как-то даже в голову не пришло. Да простит меня Кант, но я непроизвольно раскидал нравственный аспект в первый и третий пункты, даже не подумав, что это стоит рассматривать отдельно от остального. (Смеется.)

Илья Кузнецов MC 1.8

Андрей: Думаю, Кант тебя простит! Далее третье слово — Дети.

Илья: Синоним слова «чудо». Могу часами говорить об этом. Мы продолжаем человеческий род, воспитывая родителей следующих родителей. Насколько внимательны мы будем в процессе воспитания, настолько свободнее и живее вырастут наши дети. Это двусторонний процесс. Дети воспитывают родителей и пробуждают ребенка в каждом из нас. Общаясь с ребенком, мы смотрим в зеркало. Ребенок всегда указывает на наши недостатки. Поправляет нас. Учит нас слушать и внимательно наблюдать. Установление честных и открытых отношений с ребенком — это начало большого пути навстречу своему подлинному Я. Это из разряда вещей, силу которых переоценить невозможно.

Андрей: Да, полностью согласен с тобой! Особенно с тем, что воспитание — это двусторонний процесс: не только надобно учить ребенка но и учиться у него! Как говорил Андрей Платонов, дети — особый народ. Этот народ чудесный, потому что он новичок в нашем мире и несет в себе чудо неотмирности, чудо недавнего пребывания в каком-то ином мире, и мы через детей можем приобщиться к этому чуду, к этой метафизике детства.

Илья: «Чудо неотмирности» звучит просто фантастически. Просто, четко и живо. Запомню это!

Андрей: Эти слова — мой подарок тебе!

А четвертое слово у нас — Сила.

Илья: Умение пребывать в текущем моменте и постоянно ощущать божественное присутствие. Превосхождение отделенного эго-ума и, как следствие, полная осознанность.

Андрей: Пятое — Музыка.

Илья: Для меня она всегда была и будет универсальным невербальным языком для передачи душевного состояния. Иногда, записывая песни, я больше хочу передать само настроение. Зачастую можно потратить кучу сил, подбирая нужные слова, чтобы увидеть, как, заковывая глубину этих переживаний в какие-то словесные обороты, мы обесцениваем их изначальную суть. Текст может не соответствовать посланию. Недавно я начал понимать исполнителей, которые используют более тонкий язык для передачи нужного состояния. Приближающие к Сути произведения я называю Музыкой с большой буквы.

Андрей: Назовешь тех исполнителей, которые делают Музыку с большой буквы?

Илья: Вряд ли тут можно говорить об исполнителях. Я мог бы выделить уйму отдельных треков, но боюсь не назвать что-то действительно стоящее. Это обязательно?

Андрей: Абсолютно необязательно! Шестое – Раскаяние.

Илья: Для меня это одна из важнейших вещей, к которой нужно прийти самому. Прямо почувствовать потребность. Умение признавать ошибки и искренне просить прощения — это наша подсознательная тяга быть по-настоящему «живыми». Мы постоянно бежим от себя, придумываем роли, маски, дурачим себя. Всё это в угоду отделенному эго. Одна из наших главнейших внутренних потребностей на любом отрезке жизни — именно найти себя, а не создавать и оборонять какой-то образ. Зачастую человек теряет связь с собой и начинает верить, что он этим образом и является. На определенном этапе отказ от него становится необходимым условием для дальнейшего гармоничного существования в мире. И здесь раскаяние — это важнейший инструмент. Но если этого хочет Бог, Церковь, психотерапевт или незаслуженно получивший по лицу сосед, а не ты сам, то это и не раскаяние вовсе.

Илья Кузнецов MC 1.8

Андрей: Согласен с тобой. Исповедь нельзя превращать в формальный механизм, как это, к сожалению, иногда происходит. Исповедь, и прощение как необходимый компонент исповеди, должна быть таинством. А для таинства нельзя назначать точное время. Седьмое слово, кстати, Время.

Илья: Мираж, изобретенный человеческим умом. Камера пыток внутри головы. Если бы человек научился использовать ум, как инструмент, а не становился его рабом, то и время было бы всего лишь инструментом для синхронизации внешних процессов.

Андрей: Интересная трактовка, близкая к Шопенгауэру или даже к буддистам. Впрочем, и в христианской философии время тоже воспринимается как клетка для ума, не мираж, конечно, как у буддистов, но как объективная тюрьма, созданная падшим человеческим разумом. Мне вспоминается строчка Владимира Нигатива (Триада) «…и обман запускает секунды в тираж», это из песни «Времени нет». Меня эти слова и вся песня в целом очень впечатлили, потому что там в песне создается впечатление, что человек обманут неким высшим Обманом. Такое гностическое подозрение, что Божество сыграло с человеком некую злую шутку, забросив его во время. Нет у тебя такого подозрения? Я потому это спрашиваю, что ты сказал «мираж, изобретенный человеческим умом», то есть изобретенный именно человеком, а не какой-то внешней силой. Время, по-твоему, это искусственно созданная тюрьма, созданная только нами самим и никем больше?

Илья: Вот насчет Шопенгауэра не скажу. Не читал. А вот Христа процитировать не удержусь: «Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы» (Матф. 6:34). Очень хорошим примером о ловушке времени является беспокойство о завтрашнем дне. Размышляя о дне завтрашнем, мы теряем настоящий момент. А кроме настоящего момента у нас ничего нет. Абсолютно ничего.  Песни Нигатива не слышал, но обязательно восполню этот пробел. Особенно, если данное произведение впечатлило человека, умеющего внимательно слушать между строк.

Андрей: И последнее — Ориентир.

Илья: В моем случае все ориентиры имеют вид чекпоинтов, проходя которые я сразу переключаю внимание на последующие. Основной вектор всегда где-то в пространстве сердца. Очень важно чувствовать, что направление в текущем отрезке ты выбрал в соответствии с внутренним компасом. Если есть диссонанс — быть беде. Мне это очень знакомо. Потратил слишком много времени, чтобы заметить, насколько несчастным можно быть, если идешь, не сверяясь с этим компасом.

Андрей: Спасибо тебе за увлекательную беседу, Илья! Желаю тебе сверенного с твоим сердечным компасом Пути!

Илья: Спасибо, Андрей. Надеюсь, читатели вашего журнала не осудят нашу тягу к вольным размышлениям и вынесут из этой беседы что-то полезное, что-то живое.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.