«Другой» из андера

Какая боль, какая боль?

Начинать этот разбор полетов, только не удивляйтесь, придется с футбола, причем отечественного. Проблема симпатичных и подающих надежды именно там наиболее показательна. Да и, честно говоря, в сути своей события топовых лиг и представителей зарубежных чемпионатов куда менее интересны мне даже географически, ведь доехать до Манчестера сложнее, чем до Урала, например. В нашем футболе есть свои примеры молодых и злых. Они могут радовать, делать это ярко и захватывающе, во всех деталях процесса показывая свой особый почерк и контроль мяча. Но вот наступает момент выхода, например, в топовый эшелон футбола или из ФНЛ в Премьер-лигу, иначе стагнация и регресс. Далее на этом этапе для выхода из тупика нужны либо серьезные денежные вливания, либо внутрикомандные резервы, позволяющие дать новый импульс.
Так и в музыке нечто похожее. Чтобы зазвучать мощно надо выходить на кассовые сборы путем чеса по стране, либо открывать, простите, бургерную, чтобы оплатить битмарей из D$P. Вот только есть такая категория андерграунда в России, которой в принципе комфортно в своей нише и покорять «Stadium Live» она не планирует, несмотря на тысячную поддержку слушателей. Артем Татищевский — персонаж из этой серии, но с богатым послужным списком (достаточно посмотреть фиты со Slim`ом или Katrin Mokko), дающим основание на…что?

Игра в одни ворота

Основная проблема нынешнего Татищевского — проблема первого паса. Он все время адресуется не тем. Самодостаточность артиста в принципе не требует лишних фитов с проходными персонажами. Для его протеже это, конечно, хорошее подспорье, но сам Артем не выигрывает от этого никак (впрочем, такая ситуация в свое время была и у Нигатива из Триады, когда он почти каждую неделю штамповал треки с никому неизвестными ребятами). О случайных пассажирах много говорить не стоит, лучше подробнее поговорим об авторе релиза.
Артём из тех рэперов, кто может сделать мощный боевик (как в «Химере), может дать глубокий лирический образ насыщенно и художественно очень точно («Улыбка» не просто так была экранизирована первой перед альбомом), кому под силу сделать и клубный качающий трек («Orion» именно так и раскрывается лучше всего), и дать волю экспериментальному звучанию с разным ритмическим рисунком («Экшн лав»). Кстати, почти в каждом альбоме рэпера есть стопроцентный радио-хит, где никак не обойтись без «девочки на припеве» (Katrin Mokko на этот раз в «Ну что мне» сменила Alkanta). В общем удивительным видится то, как Татищевский может органично на одном релизе и почитать за трушечку («Вайт Майк») и тут же вольготно потянуть припев в кавере на трек бывшего оппонента («Прощаясь»). Мощное аутро альбома на этом релизе гораздо мягче ожидаемого и на общем фоне приятно завершает пластинку («Другой» от и до квинтесенция Артема). Но вот говорить о самом главном прорыве релиза приходится в контексте…Маяковского! Выбор произведения для записи на альбом, наверное, стоит отдельного рассказа, но это очевидный успех. Маяковский сложен для воспроизведения, а уж тем более для переосмысления. Да даже без этого в жанре можно скромной цифрой пересчитать все удачные попытки записи действительно достойных переосмыслений богатого поэтического наследия России (Высоцкий в «Цыганской» Нигатива, цикл «Поэты» от Ek Playaz, «Имя имен» 25/17, «Время Колокольчиков» Мити Северного, «Расстояние» от Многоточия, «Романс для Анны» Шыма — пожалуй, вот и все). А вот с письмом Яковлевой Татищевский именно выстрелил. Агрессивным и нарочито саксофонным звучанием музыки в «Маяковского» задается непреложный тон цельного ответа на расспросы о Родине, вздохи о русской тоске и прочее, что сложно выразить поэту, которому не довелось любить в лишении и нужде. Одним треком фактически вся патриотико-любовная линия альбома изложена от и до.

Предупреждение за откровенность

«Короткое лето» нетипичное решение для альбома. Это акустика в чистом виде. Такого не было ранее на «Тленном», «1 к 10», «Бриллианте» — самых значимых предыдущих альбомах. Знак взросления артиста, которому стало тесно в привычном формате (отсюда же и растут корни «Экшн лав»). Самые сильные треки Татищевского — пропущенные через уши слушателя личные переживания, поэтому столь лишними кажутся практически все остальные совместные, уступающие по качеству (за исключением, наверное, «Светило», который является традиционной для андера социалкой).

В композиции «Есть смысл» звучит краеугольная сторона всего релиза: «И что теперь? Обглоданная нами правда. Ради вас улыбки с мая и до марта». Семья стала главным фактором в жизни Татищевского, поэтому и смотрятся проходными фиты, которые скорее здесь предстали данью прошлому, чем необходимостью (при всем уважении к тому же АПС). Продолженную линию вставки скитов из личных записей Артема с голосами его бабушки и дедушки здесь довели, кажется, до логического завершения спустя 4 релиза.

Кстати, в «Улыбке» содержится важный посыл не только для этого альбома, но и для всего творчества: «Пришла в народ с Запада мода, где каждый стих пустота, о чьих-то формах и фото». Как раз оттого, что Татищевский всегда был про содержание, а не про форму, собственно, ему и не грозит попадание в первый эшелон индустрии, подобно переобувшимся, например, уральским группам. Осознание выстраданности текущего положения дает особую ноту искренности релизу с мельчайшими подробностями.

Оттого и рождается неоднозначное восприятие альбома в целом, где уличность вдруг сменилась на семейность в качестве лейтмотива. Альбом очень личный, выворачивание себя наизнанку доведено до абсолюта. От будничной конкретики произошел резкий скачок к личным полунамекам. Не стало ли это точкой невозврата, когда можно сказать, что лучшее осталось позади, а впереди только толчки по инерции? Хочется верить, что нет. Ведь заявка на сезон оформлена, замену уже не произвести.


Автор Семен Плонин.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.