Ретроспектива – «ПРОСТО»

25/17 – одна из немногих групп, за EP-релизами которой следить не менее интересно, чем за полноценными LP. Мини-альбомы играют очень своеобразную, но очень важную роль в творчестве ребят. Я могу с твёрдой уверенностью сказать, что без EP альбомов группа потеряла бы половину своего «веса». А может и больше.
После «больших» альбомов, которые воспринимаются как продуманные, тонко выстроенные проповеди (с элементами исповеди), «малыши» выглядят то разговором на кухне, пусть переходящим в спор, пусть гневливым и резким, то не менее экспрессивным спором в комментариях «Вконтакте» (чем Андрей, надо признаться, грешит). Ребята открываются в этих текстах не то чтобы более искренне, но более живо. И сами песни тематически отходят от «высоких» мотивов, обращаясь к конкретным вопросам, волнующим музыкантов в данный момент.
Неслучайно первый и последний треки альбома «Просто», два из пяти, это прямой диалог со слушателем. Причём в «Чёрной кассе» текст обращён не только к пассивной касте слушателей, но и к «соперникам» из касты молодых рэперов.
«Я поклонник де Сада, тайный агент Моссада. Служитель культа Ла-Вея прям с детского сада. А у продюсера группы пейсы как щупальцы, Вась. Теперь ты знаешь, кто здесь власть!»
Но даже здесь Бледный не может обойтись без искренней рефлексии, нарочно поданной грубо, что лишь выдаёт остроту вопроса: «Что рассказать тебе ещё для смеха кобыльего? Как из любимой плод выковыривали?». Это уже диалог не только со слушателями, но и самим собой. Как далеко я, как автор, готов зайти в своих признаниях? Почему я вынужден монетизировать свои срадания?
Далее несколькими строчками (не первыми в творчестве 25/17, но максимально конкретезированными) Бледный здесь порывает с «правым» рэпом, к которому 25/17, заслуженно или нет, давно относили. От понятного тезиса о том, что «не в чести здесь красный цвет» он переходит к уравнению, сопоставлению, спорному, неправомочному даже, тяжёлому для всех идеологических течений в современной России.
Для «левой» публики, не испытывавшей в отношении 25/17 никаких надежд, эти тезисы не могут быть льстивыми, напротив. Но для «правой» публики сопоставление «красной свадьбы» и «маршей Рифеншталь», вкупе с подначиванием на тему эксплуатации темы «правого» рэпа «давай за белую расу поднимем чёрную кассу» говорило о многом.
На этом же альбоме, однако, 25/17 и впадает в идеологический «коллапс», но впадает талантливо, как присуще настоящим художникам. Точнее, не так – на «Русском подорожнике» они определённо начинают искать правду не на грешной Земле, а выше, гораздо выше, что, казалось бы, должно снять все идеологические мотивы, как это произошло, например, с Саградой, но по известной причине всё равно не могут оторваться от «земных тем».
Тут-то мы подходим к большой (несмотря на объём альбома), можно сказать магистральной теме, которая находится в песнях между «обличительным», направленным к подражателям прологом («Чёрная касса») и «прощающим» армию старых фанатов эпилогом («Щеглы»).
Тема эта, по-настоящему актуальна. Это тема незавершённой Гражданской войны. Тема для 25/17 не новая, тема, которая поднималась в их песнях, и будет подниматься ещё не раз. Но именно в альбоме «Просто» она становится центральной.
«А я кулак, басмач, я контра, я стукач! Я — уголовный элемент! Я — самый честный мент! Я — декадент и диссидент (подайте мне абсент)! Я — герой легенд! Я — работяга, чурка, жид! Я и есть страна! И как мне дальше жить?»
Здесь, опять же, видна жестокая (само)ирония, которую позволяет себе Бледный. Какой «правый» в своём уме так себя назовёт?
В песне «ТХАП-16» мотив гражданской войны становится всё более ярко выраженным:
«Подсолнух голову клонил, полыхал закат,последний шёпот «Не прощу», жар горящих хат.Ударом шашки молоко кормящей материзамешивалось с кровью и дитя, и тяти».
Даже миролюбивый обычно Кит говорит «и мы увидимся с тобой, друг мой, через прицел». Тема уже знакомой песни «Последний из нас» развёртывается всё дальше, всё глубже, а главное – переносится из прошлого в настоящее. Насколько это правомочно не будем судить, но из строчек описывающих распад Советского Союза, 90-е и 00-е в песне «ТХАП-16»:
«Иван зашёлся хохотом — «будь проклят меченый» и захлебнулся горькою, расчеловеченный. А после перстни рыжие да перстни синие слюнявили и лапали вдову красивую,глаза слепили ролексы, бликовала фикса, но тут своих сватов заслали внуки Феликса.» – вытекают и строчки заглавной песни «Просто»:

«Кто там опять у нас за дверью – гости в масках.
Ты видишь триколор, ты слышишь приговор,
И вот уже кто-то туза на спину приколол.»,

где, как-будто, проводится преемственность между репрессивными органами СССР и современной России. Право делать окончательные выводы, конечно, остаётся за слушателем. Так или иначе, но споры вокруг столетия Революции, которой до сих пор невозможно дать трезвую историческую оценку, в очередной раз показали, как глубоко в русском бессознательном укоренилась эта тема. Угли её ещё тлеют в умах и сердцах. Как говорят философы, любая война заканчивается, когда умер её последний солдат, но Бессмертные полки Гражданской ещё маршируют по нашим площадям.

Тут же следует отметить и большую протестную составляющую альбома, которая проявляется не только в приведённых выше строчках, но и в рефрене заглавной песни «Просто», в честь которой и назван альбом. А Уильяму Фостеру – персонажу фильма «С меня хватит» (иногда – «Крушение»), который и представляет перед собой бунт одиночки против системы (о мотивах одиночества и обособленности в творчестве 25/17 я обязательно напишу позже) неслучайно отведено место в припеве. Змей, соседствующий с ним в припеве, кстати, тоже бьётся сам за себя.
Ну и немаловажно отметить, что это альбом, где Бледный довёл до совершенства вполне постмодернистскую игру текстовых гиперссылок. Часть из них мы разобрали выше, но на деле их в десятки раз больше, все тексты альбома буквально сотканы из них. Начиная от кинематографических отсылок к фильмам Шумахера, Бессона и Карпентера, достаточно очевидных для эпохи масскульта, до Башлачёва, Герострата и письма Белинского Гоголю. Это не слишком сложный интеллектуальный код, но настолько круто замешанный, что остаётся только аплодировать.
Можно еще долго говорить и о менее заметных, но не менее важных составляющих этого альбома (взять хотя бы крайне удачный сэмпл песни «Ой» группы Любэ, которая, к слову, также подняла не так давно тему Гражданской войны в песне «Русские рубят русских»), но сам факт, что о «второстепенном» альбоме длиной менее 20-ти минут можно рассуждать так долго и разносторонне уже о многом говорит. Как и то, что садясь за текст и включая для освежения впечатлений альбом, я собирался писать о совсем другом. Но ведь настоящее искусство и предполагает возможность находить в уже знакомом всё новые и новые смыслы. В этом контексте все альбомы 25/17 – это самое настоящее искусство.


Дмитрий Никонов специально для братства ХЛЕБ.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.