Выход из темноты в «День первый»

СМОКИ МО – «ДЕНЬ ПЕРВЫЙ»

Знаете чего не хватает жанру уже несколько лет в череде слишком модных явлений и полунамеков из вороха панчей про панчи? Конкретики. Хорошего такого ультиматума от первых лиц игры. Кто-то обязательно должен взять свое, но именно протестная суть хип-хопа заберет все, для которой главный бунтарь — это возмутившийся герой цифровых джунглей. Но его возмущение — не интровертные самокопания, а возмущение тем, почему вместо него, как главного творения вселенной, главным вдруг стал эгоистичный мир и его изменчивая повестка дня. Наверное, главное заблуждением человека в эру тотального информационного охвата стала постановка знака равенства между доступом к информации и владением ей. Вот и Смоки в новом альбоме, видимо, устал наблюдать это фатальное заблуждение. Владение дает право использовать ее в свое удовольствие. Кажется, Молла посчитал нужным сделать альбом без излишеств, где главное — владение вниманием слушателя и разговор без клише. Поэтому он решил отмотать все к основам и вернуть слушателя в “День первый”, где начинается рассказ о том, как не утонуть в инфоповодах и пронести сквозь года свою духовную основу.

Альбом как бы говорит нам: «Если здесь и есть главный эгоист, достойный внимания, то это я» («Город не покинул меня, это я покинул город», — так говорится в «Из 8-1-2»). Молла выдержал проверку временем, его повестка вновь зазвучала сверхубедительно, а игра закрутилась с новой силой. Несмотря на появившиеся интонации в треках релиза, отсылающих к столь желанным для многих «Планете» и «Каратэ», Смоки предстал технократом. Начните с кричащей об этом обложке «Дня первого», продолжите цифровым обозначением города на Неве в плейлисте, завершите найденными отсылками в тексте (об этом позже). Только ли в грамотном попадании в цифровой ветер эпохи заключен секрет? Нет. Об этом в свое время сказал Андрей Бледный из 25/17: надо быть эгоистом в творчестве. Смоки Мо выпустил эгоиста на авансцену. Для слушателя настал долгий «День первый».

Сколько время после Тигра?

Смоки всегда оставляет за собой вуаль мистерии. В каждом релизе он не дает прозрачных ответов. Этим, кстати, он, как никто другой, показывает свое уважение к слушателю, не разжевывая за него пищу и не кладя ее в рот путем объяснения концептуальных основ релиза или трека во всяких пресс-релизах (чем, например, похоронили себя в глазах многих Ярость Inc. или Грот). Для создания истории или, если угодно, концепта, Смоки грамотно (и уже не в первый раз, если уж говорить о верности традициям от релиза к релизу) расставил на релизе скиты. Но только скитами сыт не будешь.
Первое впечатление, по признанию одного из классиков, часто бывает ошибочным. Однако именно оно самым устойчивым напоминанием знакомства оседает в памяти. Поэтому самое пристальное внимание обращено к первому номеру плейлиста альбома. Оттолкнуть, привлечь, заинтриговать, разочаровать — зацепить строками можно по-разному, поэтому важно уметь раскручивать замысел от трека к треку, вовремя делая остановку на осмысление.

«Сила вибраций» задает тон рэп-релизу и кидает мост, объясняющий интуитивность вайба в заложенных ощущениях мира хип-хопа.
«О, Смоки» разворачивает во фронт тот самый эгоистичный пассаж повествования, которым он сминает все обвинения («Выброси в урну свой флоу, блогер» или «Хотели, чтоб в 2005 закончилось мое кино»). «Вечер седьмого дня» предваряет финал заглавной песни релиза, которая обращена к началу пути всякого человека.

Если в прошлом альбоме Смоки искал способ выйти из комы, то, похоже, завершив поиски, выйдя из нее, оказался порядком поднаторевшим и разозленным. Именно о таком настроении говорит трек «Из 8-1-2» («Я вышел из комы, и, знаешь, мне нравится. Я дерну их цирк даже на отходосах»). Окружающий мир видится из Питера все тем же полигоном и навряд ли способен хоть чем-то удивить творца стиля из Северной Венеции. Там, где крошат под любой bpm, Смоки чувствует себя в своей колее: непринужденно и раскованно. Но не игра определяет правила, а сам участник («Не забыть дни на дне, те дни в самообмане»).

Определяющий посыл заключен в «Вечно». Цифра запоминает все движения и хранит сведения в исчерпывающих деталях. Страх брошен и герой пуст, ведь путь земной продолжается бесконечным цифровым потоком, который является отпечатком дел при жизни. Даже если Смоки и эгоистичен, то он человек дела, а не пустой болтовни («Как можно больше оставить следов на этой холодной поверхности. Влиять на тех, кого случайной связкой вырвать из бедности.»). Молла не чурается своего грубого и резкого подхода, который обеспечил его текущий статус-кво («Грязный стиль выносит позеров чистенько, а дальше бегут лишь числа.»). Но при этом всем отдает должное дикому азарту в начале пути, которому обязан многим («Но деньги — не первый пункт моей книги жизни, иначе, я не был бы тем самым Moll’ой, и не веселился бы в танце с любимой харизмой»). Бежать в забеге с вечностью бессмысленно, однако войти в поток истории можно через проекцию своего внутреннего мира.

Расчет и холоднокровие сменяют рефлексию треком «Макиавелли» (почему не «Смокиавелли»?). Первая часть притворяется под меланхоличные рассуждения о пути лидера и его месте здесь и сейчас. А вот во второй зубодробительной части трека уже не остается никакого сомнения, что перед нами хитрый, умный и расчетливый киник из «Государя» Николло Макиавелли, которому вполне по духу цель, оправдывающая средства («Философствую — рифмующий Диоген, не притворствую, знаю – уши есть и у стен. Даже зажатый толпой, двигаюсь как свободный агент.»).

Лидер для Моллы обладает, в первую очередь, харизмой, которая исходит от внутреннего настроя, вне зависимости от окружения («Извините за мой французский и не сочтите подлецом. Смешно раздутые и ненасытные лопают так, что может треснуть лицо!»). Лиричное повествование о конфликте мироощущения толпы и человека вне ее упирается в тот самый вайб, исходящий от человека.

Следующим сильнейшим рефреном является песня «Стать дымом», попутно отсылающая по атмосфере к альбому «Младший». Именно здесь в полной мере рамки повествования раздвигаются, и мы слышим о семье и ее роли («Цел и невредим за отметкой дедлайна. Самый жирный кусок для моего прайда.») среди реалий агрессивного мира («Влился в эти звуки тотально. Джунгли не верят слезам – это нормально.»). Ведь есть четкая черта, где есть свои и есть чужие, но это зыбкая и призрачная грань («Мы не можем доверять, вокруг будто театр. Любовь – это хрупко, спрятал.»). Это потенциально главный хит. Реминисценция к растворению среди всего окружающего кажется очевидной, но это не так. Не просто так были все предыдущие обращения к индейцам и тематике мистики шаманизма. Прослеживая ее от альбома к альбому, можно усмотреть, что здесь речь идет именно о том, “стать дымом” — не раствориться, а заполнить собой все вокруг.

Композиция «Броня» плавно уводит фокус повествования из неосязаемых категорий на стыке морали и восприятия мира к вполне телесной любовной линии. Неочевидный ритмический рисунок трека и содержание точно дают разнузданный характер Моллы в резких ультимативных тонах.

Мощным уходом в ночь отношений отмечен «Бай бай». Это игра на краю, кошки и мышки обреченных на роковую встречу («Передай ей, мосты сожжены и я прошёл рубикон, знаю, хочет съесть меня целиком, но этот вкус ей вряд ли знаком.»). Приятно, что триллеры без хэппи энда писать еще не разучились.

Кульминация всего образа Смоки раскладывается в треке «Дикий Запад». Это и отсылки к шаманизму предыдущих релизов, и столкновение с дикой природой эпохи «Время тигра», и цифровая эра, и иносказательное размышление о месте в жанре с его очевидно западными корнями («Дикий запад, струны будто хотят с моих пальцев скальпы. Душа полностью в деле в каждом из килобайтов, в кайф так.»). Природный эгоизм Моллы, как следует из всего, рожден агрессивной средой и сопротивлением ей путем формирования собственной духовной основы («Глупцы продали душу, глупцы видят лишь тело. Пытаются атаковать, но лбом упираются в стену. Скорбящие в чёрном, мёртвые в белом.»). Фатализм и обреченность мира никак не должны влиять на движение к цели, ведь с ними герой уже свыкся и научился перемалывать простоту противника («Забрали моё – отдали в десять раз больше. Вот и все примитивные схемы.»).

Соло в стиле рэп про рэп сокрыто под «Эго говорит: «Я». Музыкально разнообразный и концептуально выверенный трек лучше всего закрывает тему личностного раскрытия героя. Вообще общий ультимативный тон оправдан на все сто — превосходство на бите Смоки ощущается именно здесь в полной мере («И часто взываю к Высшему, я проповедник. Не претендуй на моё, я здесь единственный наследник.»).

«Фиеста» представляется как праздник честолюбия от и до. Скрытый хит всего релиза, в котором Смоки рифмует мощно, раскидисто и местами опрометчиво про окружающих, но, кажется, этого и ждет слушатель («Отжившие своё не любят прощаться, но игра сегодня — это мрачные будни реанимации.»). Вслед за отчетливым ударом коллегам по цеху идет отсылка потребителю («Скорее всего ты спросишь, что происходит; не отвечу им. И завладеть — не значит, развлечь их.»). Ответ про советы о том, как и о чем писать тоже весьма доходчив («Давай, малышка! С умным видом расскажи о Вечном. Я подолью бензина в твою огненную речь.»).

Цикл замыкается, возвращая нас к первооснове. «День первый» исходит откуда-то из чертогов разума, не давая точных ответов («Сможешь ли ты обнять врагов, и уничтожить их? Но увы, к Седьмому небу не поднимет этот ветхий, социальный лифт.»). Целиком именно этот трек лучшее переосмысление всей религиозной тематики Смоки: не столь топорный как «Бог любит всех людей» и не такой абстрактный как «Моя духовная основа». Библейские мотивы тесно переплетены с внутренним микрокосмосом.

10 лет спустя?

Сила исполнителя не в том, чтобы писать мысли и наблюдения в блокнот, перекидывая их затем в уши слушателя. Создание детального и самодостаточного образа со своей системой координат — вот что позволяет остановить время и писать историю. Смоки Мо записал именно тот релиз, который не нуждается ни в дополнительном представлении, ни в гостях, ни в помпезных авансах. Если и выйдет альбом ремиксов спустя 10 лет, то посвящен он должен быть именно этому релизу. Это квинтэссенция Смоки. По нраву ли она вам — решайте быстрее, ведь «День первый» уже наступил.


Автор Семен Плонин.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.