ДОВОДИТЬ ДО ГЛАВНЫХ СЛОВ (Интервью с донецким рэпером DOSLOVˈом)

ДОВОДИТЬ ДО ГЛАВНЫХ СЛОВ

Интервью с донецким рэпером DOSLOVˈом



 

С молодым рэпером из Донецка, автором хитов «Именем города» и «На крови», на которые уже пишут каверы, мы встретились ранним утром в Донмаке  — это бывший макдоналдс, который с началом войны сбежал, как сбежали многие в тот первый страшный год. Doslov не сбежал и продолжил делать рэп, живой, наполненный болью и верой в Победу. Вашему вниманию наша с Дословом беседа – о Донецке, войне, донецком рэпе, и конечно же о Родине, Любви и нашей Победе.  


«Мой город стоит на любви / за то что он не стал на колени

Я знаю точно, что впереди только мирное победы!»

(Doslov, песня «На крови») 


«Мой город стоит на крови – нет!

Мой город стоит на любви!»

(Doslov, песня «Именем города»)



АКЛ: Илья, почему не уехал из Донецка, когда началась война?

Doslov: Я был до войны районный патриот, так сказать, для меня было понятно, что вот мой район, здесь я живу, его я люблю. А с войной я стал патриотом в глобальном смысле, и когда началась война и мне посыпались предложения уехать, то я твердо сказал нет. С родителями было куча ссор по этому поводу. Они предлагали мне уехать в Москву, в Вороне, в Крым. Я сказал, что нет, я не хочу. В самом начале войны и начал здесь работать…

АКЛ: Сколько тебе сейчас лет?

Doslov: 21. Когда началась война, мне не было еще 18-ти. В Крым, кстати, меня на некоторое время все-таки отправили родители, и проработал там какое-то время вожатым в лагере. В итоге я все равно вернулся. Приехал – и был удивлен: на улицах никого, пустой город… Вот тогда я понял, как люблю этот город. Раньше не понимал. Даже сейчас звучат предложения переехать из Донецка, но мне это совершенно неинтересно.

АКЛ: Со многими друзьями или коллегами по рэперскому цеху у тебя оборвались связи с началом войны?

Doslov: У меня коллег не так уж и много. Есть у меня один коллега, как ты сказал. Это мой учитель рэпа.

АКЛ: Как родился псевдоним твой, Дослов?

Doslov: По детству, а рэп я начал писать с 12-ти лет аж, я менял псевдонимы как перчатки. Потому что без подходящего псевдонима я бы не смог писать песни. И вот однажды я задумался над названием для альбома своего альбома, я назвал его «Дом снов», и в этот момент у меня родился созвучный псевдоним – Дослов. Я безумно образовался ему! Доводить людей до слов – это как девиз у меня…

АКЛ: Действительно хороший псевдоним. Дослов – доводящий до слов, до самых главных, важных слов. Здесь же звучит «дословность»

Doslov: Да, здесь много смыслов, какие-то мне, наверное, еще предстоит раскрыть. И это верный знак того, что имя я выбрал верное.

АКЛ: Какое у тебя образование?

Doslov: Образование высшее, сейчас учусь в магистратуре. Специальность «Экономика предприятия», бакалавр был по менеджменту. Вообще я мечтал быть юристом всегда. Но при Украине стать юристом всегда было очень сложно. И очень дорого. И поэтому я принял решение поступать туда, где есть право, а на экономическом факультете хороший очень курс права. Потом с началом войны многие специалисты уехали, образование на некоторое время стало менее качественным, плюс я пошел работать в это время на несколько работ, ну и обучение на какое-то время отошло на второй план. Тогда я перевелся на заочку, и так отучился… Ну а потом магистратура.



АКЛ: Какие у тебя в целом интересы? У нас ведь рэп – это такая площадка, где можно свободно высказывать свою точку зрения, или просто транслировать то, что тебе самому интересно. Я понимаю, что один из главных твоих интересов сейчас – это Донецк и любовь к своей Родине, это, понятно, важная тема твоего рэпа. А какие еще есть важные темы для тебя?

Doslov: У меня все направлено сейчас на один: почему у такого человека как я, который весьма асоциален, почему у такого как я мечта – собирать стадионы?

АКЛ: Твой рэп совсем не похож на асоциальный. Асоциальные рэперы не способны написать о своей Родине такие проникновенные строки.

Doslov: Вот я о том и говорю! Суть моя в том, что я просто хочу людям что-то подсказать, быть может, чему-то научить. Это не потому, что я больше знаю, или я типа мудрее, нет, я не о том… Ну мне проще сказать рэпом, вот у меня скоро выйдет песня, и там есть строки: «Я просто верил сильно, что людям нужен смысл / Слова – пустые искры / Я же устроил пожар». Мне просто хочется нести некий добрый смысл людям.

АКЛ: сложно было снимать клип на песню «Именем города».

Doslov: Клип снимали два года. Было непросто. Оборудования у нас своего нет, мы что-то у кого-то брали постоянно, плюс время, которого тоже не хватает. Мы сначала думали просто поснимать город. А вот где снимать меня не знали. Получилось странно. Я за всю войну ни разу не был дальше ЖД-района.

АКЛ: Это ведь довольно опасный район. Я летом там жил. Каждый вечер засыпал под канонаду…

Doslov: Да, район опасный. И вот мы туда поехали, сняли несколько кадров. Получилось круто. Но не сразу. Всего у нас было четыре съемочных дня. В первый раз меня не устроил результат.

АКЛ: Во второй и третий тоже, как я понимаю…

Doslov: Да. Я сказал, что мы снимем столько, сколько нужно, чтобы сделать все круто. Все были не очень довольны, конечно, но в результате мы сделали так, как я хотел.



АКЛ: Как шли сами съемки?

Doslov: В первый день съемок был обстрел. Мы как раз снимали около той легендарной девятиэтажки…

АКЛ: Это та самая, которую войска Украины жестоко разрушили и которую покинули совсем жильцы.

Doslov: Да. Мы только подъезжаем – и сразу четыре прилета… совсем недалеко. А потом еще автоматная очередь…

АКЛ: Короче, вы снимали клип почти что под обстрелом. Как вас вообще туда пропустили? Ведь там же стоит один из самых легендарных батальоном ДНР. Вас там могли повязать же.

Doslov:  Дело в том, что там не было ничего, что могло бы воспрепятствовать туда подъехать. Ни ленточек, ни знаков каких-нибудь. Если бы что-нибудь такое было,  то я бы подумал, наверное. Потом я еще поговорил с друзьями военными, и они мне сказали, что да, там ведь совсем рядом аэропорт, нас могли даже видеть снайперы… В общем, опасность действительно была. Но узнал я об этом уже после.

АКЛ: Что скажешь о донецкой рэп-тусовке в целом?

Doslov: Есть один человек, который изначально для меня был примером – это Ваня Спирит. Мы с ним недавно выступали на концерте у Димы Хаски. Ваня Спирит делает очень интересно, но очень сложно. Поэтому он сложно заходит людям. Но качество музыки у него просто поражает. Так что из наших донецких я бы выделил прежде всего его.

АКЛ: Нет ли желания делать донецкий Лейбл?

Doslov: Он уже есть, по сути дела. Вот мы сняли клип. Мы занимаемся также записью, сведением песен. Скоро будет студия. На все это, конечно, нужны деньги, нужно время…

АКЛ: У тебя, кажется, совсем не совместных песен. Почему? С кем-то есть желание записать совместную песню?

Doslov: Вообще у меня любимые рэперы – это Макс Корж и Баста.

АКЛ: У тебя, кстати, в рэпе много бастовских тем и мотивов. Влияние его определенно на тебе чувствуется.

Doslov: Да, мне об этом говорят часто друзья.

АКЛ: Сложно делать рэп в Донецке, в городе на военном положении, по которому каждый день стреляют?

Doslov: сложно, конечно. Но уезжать все равно не хочу. Я уверен, что если я классный исполнитель, то меня услышат и отсюда. И тогда за мной будут приезжать сюда, или будут звать на концерты в Москву и в другие города. Если же я не классный исполнитель, то я и здесь, и в Москве никому сто лет не нужен буду.

АКЛ: Уверен, что будут звать и в Москву и в другие города России. А через пять лет жду совместку с Бастой!

Вопрос последний: Донецк – на крови или на любви?

Doslov: На любви. Однозначно.


Донецк. Март 2018.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.