«Эй, тут кто-нибудь видел смерть?…»

 


нина потехина представила альбом «Как живопись, только рэп».

нина прошла долгий рэп-путь, меняла имена (БМ-13, .Sibirskaya), меняла жанры (от модного правого рэпа до абстрактного, как в новом альбоме), меняла идеи (на первых этапах было заигрывание с неоязычеством, сейчас, судя по всему, бытовой экзистенциализм), меняла стили… И вот наконец отыскала свой собственный, который ярко заявила в клипах «Мертвые языки» и «Чертополох».

Я не буду говорить о стиле и читке, тут надо просто послушать. Но пару слов скажу об образах в новом альбоме (собственно, о чем еще говорить в рецензии на альбом, название которого «как живопись, только рэп»?)

Вот, например, замечательнейший образ из «песни «небо ау»

«Две кровати посреди неизвестного поля
Здесь мещане, они спят. они люди. Их двое.
Поле во Франции, на пике Эйфелевой башни,
когда не знаешь — тепло и не страшно»

Каков образ! Абстрактные мещане посреди абстрактного поля спят в своей постели, но это поле — на пике Эйфелевой башни, т.е. на самом краю, но мещане не знают об этом…

Вот образ из первой песни альбома:

«Из надежд моих слепи архипелаг в Атлантике
Из футболок моих белых белые кораблики»

действительно, как живопись, только рэпом.

Очень сильный образ, тоже почти живописный, есть в песне «небо ау»:

«Нет не снег, а смытый грим наших врагов,
Отгородил нас от излишних сантиментов и слов»

Или вот другой пример — из песни «см.»

Может быть в кармане, может быть в контакте
может быть, у татар, а? может быть в вконтакте?
Может, спит с тобой рядом и занимает постели треть?
Кто-нибудь видел смерть?, эй, тут кто-нибудь видел смерть?

Видели, собственно, только её и видим. Но ведь не у всех такая оптика. Современная культура изгоняет смерть в хосписы или в виртуальное пространство, современная культура эвтаназийна. В вконтакте и социальных сетях смерть профанируется эстетикой смерти в каких-нибудь подражательных и легкомысленных пабликах типа «Русская смерть», смерть есть в играх, в Варкрафте и на экранах кино, да еще у каких-нибудь абстрактных «татар», как в песне у нины. А на самом-то деле она «спит с тобой рядом и занимает постели треть». А мы все продолжаем её не видеть…

В общем, как и полагается абстрактному рэпу, в рэпе нины главные темы — это тема смерти и еще тема отчужденности (читай: любви, утопленной в навязанных обществом бытовых табу и бытийном пофигизме, который все десакрализирует, потому в любви можно признаться только так: «я люблю тебя, только аллегориями (цитата из песни нины), потому что без аллегорий тут можно захлебнуться и бессмысленности, вот и остается наделять окружающие вещи абстрактными смыслами, превращать их в символы), которые нина малюет широкими, иногда небрежными мазками, как абстракционист, не заботящийся о том, чтобы его сюжет понял каждый мимо проходящий.

(да, предложение вышло как у Льва Николаевича, но вы перечитайте просто, ежели потеряли нить, потому что там важное)

Собственно, и рэп у нины получается не для всех, уж точно не для проходящих мимо, и поэтому, что и следовало ожидать, многие так и проходят мимо. И зря. И жаль. Потому что это очень качественный и искренний рэп. И как я уже говорил после того как нина выпустила клип «Мертвые языки», мы можем ждать от нее в дальнейшем много интересного. И мы дождались. И можем ждать еще.

Всем умозрение, всем апокалипсис.

Искренне ваш,
АКЛ

P.S. Учите мертве языки.

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.