Проект «Deadall»

Processed with VSCO with b5 preset


АКЛ: Саша, расскажи, как ты стал заниматься рэпом? Чем занимаешься помимо рэпа?

Александр Deadall: Стихи я начал писать еще в средней школе, лет 12 мне было, потом познакомился с одним из своих лучших друзей — Давидом, сейчас он выпускается под псевдонимом: «Ликург», и еще парой ребят, у одного из них была домашняя студия, там-то мы как раз впервые и попробовали себя в качестве рэп исполнителей, получалось, конечно, так себе, зато нам всегда было весело. Создавались группы, потом распадались, участвовали в баттлах, проигрывали, читали фристайлы, —  в общем, всё как у всех. Потом был небольшой перерыв где-то на год-два, я писал в стол, материала много накопилось. Вышел из отпуска я уже под этим ником, первый трек назывался: «Фаворит», очень важный для меня трек, благодаря ему я познакомился с Ромой Хаттом, еще одним вечным моим соратником, Рома тогда мне очень сильно помог, познакомил с битмейкерами, оформителями, совместку с ним записали, интересные были времена.

АКЛ: А чем ты занимаешься в жизни, помимо рэпе т.е.?

Александр Deadall:  Ну здесь все просто: учусь, работаю, налаживаю семейную жизнь, с друзьями кутим, постигаю кулинарное искусство вот, в общем много всего.

АКЛ: Вообще я нашу беседу хотел начать с вопроса, не учишься ли ты на философском? Твои тексты тебя часто выдают. То у тебя какой-нибудь концепт проскочен в песне, типа смерти автора, то имя (Дакарт, Кант, Ролан Барт и т.д.).

Александр Deadall: Образование у меня юридическое, философию я изучал в достаточно небольшом объеме, хотя безусловно любил этот предмет. Если говорить об именах, не надо быть философом чтобы быть знакомым с Декартом и Кантом, а вот с Роланом Бартом меня свело литературоведение, которым я усиленно занимался в школе, вообще я всегда старался писать более менее осмысленные тексты именно с философской точки зрения. Иногда намерено встраиваешь какой-нибудь концепт, иногда сам по себе текст тебя приводит к важному выводу. Вот этот момент со смертью автора, что ты заприметил, это же один из самых важных моментов альбома, да только кто это поймет? В этом-то и проблема моего подхода, я пытаюсь внести туда больше чем нужно, забывая, что люди в большинстве своем слушают музыку не для того чтобы их там чему-то научили.


Processed with VSCO with x1 preset


АКЛ: Отчего такое название? Тебя сильно задевает тема смерти? Тему смерти можно назвать твоей главной темой?

Александр Deadall:  С названием глупо вышло, я и сам его, если честно, недолюбливаю. Не помню, насколько я был пьян в момент его выбора, сдавал трек на какой-то баттл, и нужно было срочно придумать новый ник, притом он должен был быть оригинальным. Ну и поскольку мы тогда очень сильно подсели на древнегреческую мифологию, я взял имя античного инженера daedalus, поменял в нем местами буквы, убрал латинское окончание и добавил еще одну «l». Получилось deadall, мне казалось, что задумка крутая, имя античного персонажа плюс посыл о неотвратимости смерти, естественно, о том, как отвратительно это читается, я не задумался. Хотя сейчас уже, наверное, свыкся, порой, мне даже нравится, что людям каждый раз стыдно произносить мой ник вслух. А если говорить о музыке, он очень тесно с ней связан, мотивы увядания, неотвратимости смерти, мифологемы, опять же, все это в моем тексте зачастую присутствует.

АКЛ: Сильно подсели на древнегреческую мифологию – почему? Чем она тебя привлекла? И сразу вдогонку вопрос: не было потом у тебя увлечений современным реконструкциями и играми в модное ныне славянское неоязычество?

Александр Deadall: Сперва отвечу на вопрос вдогонку. Нет, нечем подобным никогда не увлекался, хотя это бесспорно интересная штука, может быть, просто знакомых не нашлось, кто занимался бы реконструкцией. Да и со славянским неоязычеством, если честно, я связываться бы не стал, как-то это все граничит зачастую с политикой у нас, хотя, может быть, я и не прав.

Античная мифология меня интересовала с самого детства, это же – целый мир, необъятный, честный, и кстати детство это именно то время, когда мифы нужно читать, хотя я, бесспорно, не воспринимал их в детстве так, как они воспринимались теми же древними греками. Тогда они претендовали на реальность. Для меня – это, конечно же, были уже небылицы, но от этого они не потеряли в красоте и разнообразности. Потом я вырос и подошел к вопросу мифа уже с научной точки зрения, Ролан Барт тот же самый или, например, Алексей Федорович Лосев очень продвинулись в понимании этого вопроса, их почитывал, наблюдал за тем, как мифологизировано было человеческое общество на  протяжении всей его истории, проглядывал взаимосвязи, это же все невероятно интересно.

АКЛ: У тебя в песнях часты такие названия: Демон и странник, Молох, Голем, Песенка дьявола… Кто твои демоны?

Александр Deadall:  Я вот сам стал замечать, что очень часто апеллирую к демоническим образам, зачастую под ними у меня понимаются людские пороки, в основном присущие мне, либо окружающим. Их так проще представить слушателю, когда зло имеет лицо и название, его проще обозначить, как проблему. Это такие очень русские грешки: жестокость, уныние, проблемы с алкоголем и наркотиками, и самый главный наверное — равнодушие.

АКЛ: Я думаю, что эти грешки свойственны вообще всем людям. Что здесь собственно русского?.. Мы не более жестоки, нежели другие народы, а часто даже и менее. Хот ты, может, и прав отчасти: русские могут быть в сто раз милосерднее чем иные народы, и в то же время в сто раз более жестоки…

Александр Deadall:  Безусловно, это все общечеловеческие демоны. Но в России они принимают какой-то особенный, на мой взгляд, колорит, некий, березовый флёр что ли. Вот эта наша бесшабашность в купе с каким-то полным безразличием к происходящему дает очень интересное чувство, вот его я в «Горке» и пытался, в первую очередь, описать, чувство того, что все знают о наших проблемах, каждый способен отличить плохое от хорошего, но никто не может/хочет чего-то с этим сделать, включая меня.


Processed with VSCO with b5 preset


АКЛ: Твой рэп можно назвать злым рэпом? (вопрос родился, когда слушал твой альбом «Горка»)

Александр Deadall:  Оставим подобные изыскания Тони Рауту. «Горка» — совсем не злой альбом, он, конечно намного более крикливый чем все, что я делал до этого, потому что в нем больше России, но он, в моем понимании, скорее борется со злом, чем ему потворствует. Мне вообще всегда трудно было это понять: «Злой рэп». Я очень хорошо отношусь к творчеству Гарри Топора, например, его альбом «Эхо войны» до сих пор у меня в наушниках играет, но разве это зло? Или там кровосток, speedball? Это творчество, оно может принимать какие угодно формы, при этом никого зла оно само по себе не сотворит. Я не о том, что поэзия последствий не имеет, просто последствия эти уже результат восприятия ее субъектом.

АКЛ: Творчество ведь не нейтрально, в него мы всегда нечто закладываем, там всегда звучит наш собственный голос, со злостью ли, с нежностью или еще с чем. Злоба и гнев, кстати, тоже могут быть праведными…  

Александр Deadall: Ну да, я понимаю о чем ты, все мы вкладываем в творчество свои эмоции, и да, иногда это злоба, но например стихотворение Маяковского «Нате!» никто же не называет «злой поэзией», просто, на мой взгляд, это — ярлык, возможно тренды последних лет тому виной. Вот эта вот всеобщая мизантропия в нашем и без того не добром жанре.

АКЛ: И последний вопрос — вопрос от моего философского приятеля Ивана Карамазова. Саша, како веруеши?..

Александр Deadall:   Ох, это сложный вопрос. Я почти уверен, что не смогу на него однозначно ответить. Я крещеный православный христианин, культурная база у меня также христианская, если я в треках прибегаю к религиозной тематике, (что случается постоянно), я беру за основу именно христианство. Но сказать, что я верую — значит соврать. Я сознательно никогда не хотел привязывать себя к каким-либо религиозным или философским учениям, но если говорить по факту, то мои взгляды колеблются где-то между пантеизмом и агностицизмом.

АКЛ: Ты сказал, что прибегаешь к религиозной тематике постоянно в своем рэпе. Разве есть место для религиозной тематике в области между пантеизмом и агностицизмом?..

Александр Deadall: Конечно же есть! Я ни в коем случае не отношусь с апатией к вопросам религии. Это же огромный культурный пласт, очень важный для нашего общества, если я буду его избегать, мне попросту нечем будет общаться со своим слушателем. В России сейчас, к сожалению, модно быть таким, ну то есть там те же Ларин, Хованский, Марцинкевич корчащие из себя больших интеллектуалов, поливая дерьмом всех и вся, на них весело смотреть, и народ их любит потому, что они много и громко кричат. Но ведь они не лучше тех с кем борются, я про православных активистов, Мелонова там, СтопХам и т.д.

АКЛ: Энтео…

Александр Deadall:  На мой взгляд истина здесь лежит именно в том, чтобы научиться смотреть на мир чужими глазами, уметь принять любую точку зрения, это наверное именно то чему я старался научить своих слушателей все это время.

АКЛ: Я согласен с тем, что ты говоришь насчет Хованского и иже с ним стендаперов, которые оперируют простейшими культурно-религиозными понятиями и считают при этом, что они затрагивают какие-то важные общественные проблемы. Они смешны, разумеется, и ничем не лучше Энтео, такой же комик. Однако я возвращаюсь к своему вопросу. В агностицизме нет религиозной проблематики, это однозначно. Мир непознаваем и всё тут, попросту говоря. Точно так же невозможна религиозная проблематика в пантеистическом мировоззрении. Бог – это сам мир. Где тут проблема? Разве лишь в том, что человечество замучило мир (=бога). На мой взгляд, это едва ли религиозная проблема, скорее, экологическая. Технологическая и какая угодно, но не религиозная. К религиозным проблемам относятся, например, вопрос Иова, Кьеркегора, богоискательство, богоборчество и т.д. Какое богоискательство возможно, когда бог – это всё вокруг меня?..

Александр Deadall: А я и не занимаюсь богоискательством или же богоборчеством, для меня это лишь мотивы, которые можно использовать в произведении. Лирического героя не стоит отождествлять со мной, у него там свои загоны, он вечно чего-то ищет, куда-то идет, за что-то борется, а я сижу в комнатке перед компьютером и мне хорошо.


Processed with VSCO with b5 preset


Беседу вёл: Андрей Коробов-Латынцев


#rapsodos

Ваш комментарий будет первым

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.